Previous Entry Share Next Entry
Дневник кота Шарика. "Касида" сэра Ричарда Ф. Бёртона, ч.2
новый кот
muhwase
Часть первая
Далее он сказал бы: «Я - индивидуальность (qui nil habet dividui), окружность, соприкасающаяся и пересекающая моих соседей в определенных точках, но нигде не соответствующая, нигде не сливающаяся. Физически я не идентичен во всех точках с другими людьми. Морально я отличаюсь от них: ни в чем мои пути к знанию, мои пять органов чувств (с их «взаимопроникновением» Шелли) в точности не напоминают органы чувств любого другого существа. Следовательно, мое восприятие мира, жизни, объектов природы, не будет в моем случае в точности тем же самым, что и у существ, наиболее напоминающих меня. Потому я заявляю право создать или модифицировать для своего собственного и частного использования, ту систему, которая имеет для меня наибольшее значение; и, если мне будет отказано в обоснованном позволении, я сделаю это без позволения.
Но моя индивидуальность, какой бы самодостаточной для меня она ни была, есть лишь бесконечно малая точка, мельчайшая частица в Законе Штормов, называемом Жизнью. Я чувствую, я знаю, что Судьба есть. Но я не могу знать, чему суждено, а чему не суждено случиться со мной. Потому в погоне за совершенством как индивидуальности, лежит моя высшая, и в действительности моя единственная обязанность – «Я» должным образом слитое с «Мы». Я возражаю против бытия «безличным человеком», что для меня означает перевернутую нравственность. Я вынужден тщательно обдумывать последствия каждого слова и действия. Однако, когда Будущее станет Прошлым, будет лишь тщетной суетой для меня горевать, или раскаиваться о том, что постановил вселенский Закон».
Обычным возражением является человеческий опыт. Он гласит: «Это хорошо в теории; но как это выполнить? Например, зачем вы убиваете, или даете другим убить человека, которого Судьба заставила убить вашего отца?» Хаджи Абду отвечает: «Я поступаю так же, как остальные, не потому что убийство было совершено им, но потому что убийце не должен быть дать еще один шанс убить. Он словно тигр почуявший кровь и должен быть застрелен. Я убежден, что он был оружием в руках Судьбы, но это не остановит меня перед принятием мер, предопределенных, или нет, чтобы впредь он не был использован тем же образом».
Как с сожалением, так же и с совестью. Совесть может быть «страхом, являющимся тенью справедливости»; как жалость - тень любви. Хотя и являясь просто географической и хронологической случайностью, которая меняется с каждый эпохой, она может удержать человека от поиска и достижения успеха путем успешной подлости. Но это побуждение к благодетели должно быть прилагаемо к действиям, которые будут сделаны, а не к деяниям, которые уже совершены.
Хаджи также делает тщательное различие между действием судьбы под властью личного Бога и под Властью Закона. В первом случае противоречие между предвидением Творца и свободной волей Творения - прямое, ощутимое, абсолютное. Мы также могли бы говорить о черной белизне, или белой черноте. Сотни поколений богословов не смогли разрешить эту головоломку; еще миллион потерпит неудачу. Эта трудность непреодолима для теиста, чьей Всемогущий Бог по необходимости Вездесущ, и будучи Вездесущ, способен предвидеть будущее. Но она исчезает, когда мы превращаем Личность в Закон, или установленный порядок событий; подверженный, более того, определенным исключениям, установленным и неизменным, но в настоящее время неизвестным человеку. Разница существенна, как между уголовным кодексом с его узкими запретами, и терпимой заповедью, которая скорее направляет, чем управляет.
Поэтому вера в установленный Закон, вместо произвольной воли, определяет взгляды хаджи, касающиеся достижения счастья. Человечество, das rastlose Ursachentbier, рождено в целом быть одинаково счастливым и нечастным. Высшие организмы, тончайший порцелан нашего рода, наслаждаются в высшей мере и страдают в высшей мере: они обладают способностью подниматься до небесного блаженства и погружаться глубоко в быстротечную реку горя и боли. Так, Данте (Inf. vi. 106):
                                              - tua scienza
   Che vuol, quanto la cosa à più perfetta
   Più senta 'l bene, e cosi la doglienza.
Так буддизм заявляет, что существование само по себе подразумевает усилие, боль и скорбь; и чем выше существо, тем больше оно страдает. Обычная глина мало наслаждается и мало страдает. Сложите все и распределите в массе: результат будет средним; и нищий в целом счастлив также, как принц. Зачем тогда, спросит возражающий, человек прилагает усилия и борется, чтобы измениться, подняться; борьба, включающая понятие об улучшении его состояния? Хаджи отвечает: «Потому что таков Закон, под которым рожден человек: он может быть так же яростен как голод, так же жесток, как могила, но человек должен следовать ему со слепым повиновением». Он не спрашивает, стоит ли жизнь того, чтобы жить, должен ли человек решать, родиться ли ему, или нет. И все же, его восточный пессимизм, так резко контрастирующий с оптимизмом Запада, отзывается в строчках:
                                              - жизнь,
              без изобилия успехов,
              хотя терпима, вряд ли стоит
              той помпы слов и мук рожденья.
Жизнь, каким бы ни было ее последствие, построена на основании страданий. Литература, голос человечности, и вердикт человечества, объявляет, что все существование - это состояние печали. «Врачеватели души» спасают ее меланхолию от превращения в отчаяние дозами стойкой веры в присутствие Бога, гарантию бессмертия и в видение конечной победы добра. Если бы хаджи Абду был обычным теологом, он добавил бы что грех – не возможность протеста, а сам протест против совести – это первичная форма зла, потому что он порождает ошибку, моральную и интеллектуальную. Человек, который упускает чтение закона Совести, как бы он ни отличался от закона Общества, виновен в невнимании. Человек, который затемняет свет Природы софистикой, становится неспособен распознать свою собственную правду. В обоих случаях ошибка, сознательно допущенная, приводит к страданию, которое, как нам говорят, приходит в справедливости и благожелательности, как предупреждение, исцеление и наказание.
Но Пилигрим не удовлетворён идеей, что зло происходит из личных действий свободных агентов, нас самих и других. Эта доктрина не соответствует своим собственным характеристикам - обязательности и универсальности. То, что создания, наделенные лишь возможностью свободы, не всегда выбирают Добро, выглядит естественным. Но то, что из миллиардов человеческих существ, населявших Землю, не нашёлся ни один всегда выбирающий только Добро, доказывает, насколько неудовлетворительно это решение. Поэтому никто не верит в существование совершенного человека при настоящем положении вещей. Хаджи отрицает все популярные и мифические объяснения Падением «Адама», присущей порочностью человеческой натуры и абсолютным совершенством определенных инкарнаций, доказывающим их божественность. Он может лишь оплакивать преобладание зла, предполагать его основанием ошибку, и иметь целью уменьшить его, искореняя то Невежество, которое порождает и питает его.
Его «эсхатология», подобно суфиям в целом, неопределенна и затемнена. Он может склоняться к доктрине Марка Аврелия: «Неспелый виноград, спелый и сушеный: все изменяется не в ничто, а в то, чего нет в настоящем». Это одно из monstruosa opinionum portenta, упоминаемое XlX Великим Собором, или Первым Собором Ватикана. Но он принимает это лишь с оговоркой. Он верен этическому, а не интеллектуальному поклонению «Природе», которое современники определяют как «ненаучное и воображаемое олицетворение итога наблюдаемых проявлений». Последовательно он придерживается «темных и низких доктрин материалистов», «гилотеистов», в противоположность спиритуалистам, различие гораздо более отчетливое на Западе, нежели на Востоке. Европа проводит толстую жирную линию между духом и материей: Азия - нет.
Среди нас идеалист возражает материалистам, что последние не могут согласиться по фундаментальным вопросам; что они не могут определить, что такое атом; что они не могут объяснить превращение физического действия и молекулярного движения в сознание; и vice versâ, что они не могут сказать, что такое материя; и, наконец, что Беркели и его школа доказали существование духа, отрицая при этом существование материи.
Материалисты отвечают, что отсутствие согласия демонстрирует лишь недостаточную продвинутость знаний; что человек не может описать атом, потому что он все еще младенец в науке, но нет причин, почему его взросление не должно пройти сквозь ошибки и неспособность к истине и знанию; что сознание становится свойством материи при присутствии определенных условий; что Хайли (ὕλη), или Материя может быть условно определена, как «феномены со своей собственной структурой, трансцендентальные и вечные, подверженные действию, прямому, или непрямому, пяти чувств, тогда как их свойства проявляют себя в трех состояниях - твердом, жидком и газообразном». Казуистическому Беркели они предпочитают здравый смысл человечества. Они спрашивают идеалистов и спиритуалистов, почему те не могут найти для себя название, не заимствуя его у «темной и деградировавшей» школы; почему первые называют себя в честь собственного глаза (idein); а последние в честь дыхания (spiritus)? И хаджи упрекает их в приписывании своих собственных ограничений своей собственной Всемогущей Силе, и, как говорил Сократ, низведении Небес на базар.
Современная мысль стремиться все более и более отказаться от грубого идеализма и поддерживать теорию монизма, двойной аспект, преобразованный реализм. Она обсуждает Природу Вещей в Себе. На вопрос, существует ли что-либо вне нас, что соответствует нашим чувствам? То есть, является ли весь мир просто «я», они отвечают, что с очевидностью есть что-то еще; и что это что-то еще производит возмущение мозга, которое мы называем чувствами. Инстинкт заставляет нас действовать; ум (сочетание умственных способностей) направляет; и самое сильное побуждение контролирует. Современная наука, открытием лучистой материи, четвертого состояния, кажется примиряет две школы. "La découverte d'un quatrième état de la matière", - говорит рецензент, - "c'est la porte ouverte à l'infini de ses transformations; c'est l'homme invisible et impalpable de même possible sans cesser d'être substantiel; c'est le monde des esprits entrant sans absurdité dans la domaine des hypothèses scientifiques; c'est la possibilité pour le matérialiste de croire à la vie d'outre tombe, sans renoncer au substratum materiel qu'il croit nécessaire au maintien de l'individualité."
Для хаджи Абду душа не материальна, так как это противоречило бы понятиям. Он понимает ее, вместе со многими современниками, как состояние вещей, а не вещь; как подходящее слово, обозначающее ощущение личности, индивидуальной идентичности. В ее духовном значении он находит искусственную догму, которая вряд ли принадлежит грубым дикарям каменного века. Он находит ее в погребальных книгах древнего Египта, откуда она вероятно попала в Зендавесту и Веды. В еврейском Пятикнижии, часть которого до сих пор приписывается Моисею, она неизвестна, или, скорее сознательно проигнорирована автором, или авторами. Ранние христиане не могли прийти к согласию по этому вопросу; Ориген отстаивал пред-существование душ людей, предполагая, что все они были сотворены одновременно и последовательно воплощены. Другие считают Дух рождаемым в момент рождения: и так далее.
Но действие мозга, или если вы хотите, разум, не ограничивается способностью размышлять; мы не можем позволить себе игнорировать чувства, влечения, которые, возможно, являются наибольшими реальностями жизни. Их громкий утверждающий голос сильно контрастирует с запинающимся языком интеллекта. Они требуют будущей жизни, вечной, состояния наград и наказаний от Создателя мира, Ortolano Eterno[1], Гончара Востока, Часовщика Запада. Они протестуют против идеи уничтожения. Они восстают при представлении вечной разлуки с родителями, родными и друзьями. Все же догма будущей жизни ни в коей мере не католическая, она универсальна. Англо-европейская раса, по-видимому, не может существовать без нее, и недавно мы услышали об «Арийской стране Душ». С другой стороны, многие буддийские и даже брахманские школы проповедуют Нирвану (относительное не-существование) и Паринирвану (абсолютное ничто). Более того, великая туранская семья, в действительности населяющая всю Восточную Азию, всегда игнорировала ее; и 200 миллионов китайских конфуцианцев, большая часть нации, категорично протестуют против основы западных религий, потому что она «делает человека неспособным к делам и обязанностям жизни, привязывая их рассуждения к неизвестному миру». И даже ее сторонники всех веков, рас и вероисповеданий, не могут отрицать, что следующий мир - лишь копия настоящего, более или менее идеализированная; и что в нем отсутствует хотя бы единый признак оригинальности. На самом деле он лишь продолжение; и продолжение «не доказано».
              Трудней всего быть человеком;
и единственное утешение Пилигрима - в саморазвитии и в удовольствиях привязанностей. Эта симпатия может быть непрямой любовью к себе, отражением света эготизма: все же она преобразована, что подразумевает другую систему убеждений. Она требует другого названия: назвать благодеяние «любовью к себе» - то же самое, что сделать плод, или цветок не только зависимым в развитии от корня (что правда), но и считать его самим корнем (что ложно). И, наконец, его идеал - высший: его хвала оставлена для:
                                                                              -- Жизней
              Прожитых в согласье с внутренним законом
              Который неизменен.

--------------------------------------------------------------
[1] Вечный Садовник, как говорит древняя надпись:
Homo   locatus est in        horto
            damnatus est in
            humatus est in
            renatus est in
Человек рожден в саду, проклят в саду, похоронен в саду и перерождается в саду.

Recent Posts from This Journal

  • Дневник кота Шарика - велосипедиста.

    Посмотрел тут на днях видео про шоссейники. Два гонщика тестировали два шоссейника - супердорогой аэродинамический полный карбон за 7,5 тыс фунтов…

  • Дневник Кота Шарика - аллергика.

    К списку запрещенных к употреблению Котом продуктов прибавились, кроме масляной рыбы: - чипсы "Адажу" - какая-то российская шоколадка - печеньки…

  • Кот и фармакология.

    Все, что я написал вот тут, оказалось чистой правдой, уже известной науке. Т.е. связь между гистамином и атеросклерозом и тромбозом известна. Но…


  • 1
Это не на тему темы, извини(
В общем, начал я смотреть долгожданный 3 сезон. Смотрю и напрягаю память на лица, кто же его(их) играет, чьи до боли знакомые черты. Точнее сказать чёрточки, - уж больно подогнали, подгримировали его под персонаж. В общем, там, этот, твой ....... нет, уж лучше сам разгляди, кто там твой аж сразу двоих(братьев) играет. Ещё раз извини, знаю, что ты не любишь всякую там художку ни читать и ни смотреть ) http://kinotan.ru/1267-serial-fargo-3-sezon-smotret-onlajn-lostfilm-2017-besplatno-hd-1080.html

Edited at 2017-05-02 06:56 pm (UTC)

Мне твой сайт показывает только рекламу. Но я догадался, что поскольку ты слышал от меня только про Юэна МакГрегора, то это должен быть он )).

Наверное ты поленился прокрутить страницу. Сериал на третьем вниз проигрывателе. "Фарго" третий сезон. Шедевральный сериал. Да, там Мак, который Грегор), с трудом его узнал. О, третья серия появилась, будет сегодня на ужин. Во второй серии очень смешно обыгрывается тема русской мафии, под музыку.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account